Главная Холодное оружие Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSВторник, 11.12.2018, 12:54
Меню сайта

Категории раздела
Новости [19]

Архив записей

Так-ру

Реклама



Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

КОПЬЯ

 

 

КОПЬЯ

 

 

     Возвращаясь к копьям и алебардам, можно сказать, что история их развития — это история трансформаций, скрещивания и мутаций всевозможных видов наконечников. Но не только это. Специфика использования оружия на длинном древке заключается в работе на большой дистанции и потому взлет и упадок этих видов оружия тесно связан с развитием вспомогательных боевых элементов. Например, в Китае в эпоху бронзы складываются своеобразные, нигде более в мире не встречающиеся объединения пехоты с боевыми колесницами. Колесницы играли роль ударной силы, и воины, сражавшиеся на них, часто в гуще противника, нуждались в оружии на длинном древке, способном удерживать врага на расстоянии и поражать его, не покидая колесницы. В тяжелых китайских колесницах помещались и сражались одновременно сразу несколько воинов, имевших запас копий, алебард и секир. Впрочем, деление оружия на копья (колющий вариант), алебарды (рубящий вариант, имеющий в своей основе топор на длинной рукоятке) и секиры (колюще-рубящий вариант меча на древке) достаточно условно, и, как мы увидим в дальнейшем, большая часть оружия является смесью различных чистых форм со множеством дополнительных элементов. Наше рассмотрение длинного древкового оружия будет в основном относиться к Китаю, т. к. знаменитая родина боевых искусств и здесь представляет неисчерпаемый источник и живую энциклопедию, охватывая почти все существующие виды.

    Начнем наше рассмотрение с копья. Хотя копье — один из древнейших видов оружия и останки копий найдены в наиболее древних культурных слоях человеческих стоянок, все же исход и расцвет копья начинается в бронзовом веке, когда появление металла повлекло расширение и разнообразие форм наконечников. Прежде всего изменился способ крепления наконечника к древку; если раньше он привязывался с внешней стороны древка за хвостик, то теперь наконечник либо одевался как перчатка и, кроме того, при наличии внешних кольцеобразных ушек, туго привязывался шнурком, пропущенным через ушки, расположенные в нижней части наконечников, либо сам расклинивал древко, впиваясь в него как палец в напальчник.

Если следовать китайской терминологии и классификации, наконечник копья имел 6 основных элементов: острие лезвие, тело, стержень, ушки, втулка, которые в различных комбинациях входили в состав копейных наконечников.

     Сама форма наконечников стала более разнообразной. Можно выделить пять копейных разновидностей наконечников.

1. Простая вытянутая, жалообразная форма наконечника имела наибольшее распространение наряду с треугольной формой. Наконечник одевался на древко и служил его естественным усиливающим продолжением. Наконечники жалообразной формы предназначались для нанесения глубоких проникающих ран, имели обычно четырехгранную форму и копья с такими наконечниками являлись обычным вооружением пехоты в составе регулярных боевых соединений. Помимо наконечника, копья имели султан — цветной развевающийся на ветру хвостик обычно из конских волос, который крепился вблизи наконечника и служил не только украшательством, но и для впитывания и задержания крови, льющейся из раны противника на древко. Испачканное в крови древко скользило бы в руках, не позволяя нанести точный и сильный удар. Той же цели — предохранению руки от скольжения по древку — служил выступ, располагавшийся где-то посредине древка и способствовавший более устойчивому удержанию копья во время боя.

2. Другой, очень распространенной формой наконечника, являлась треугольная, или листообразная форма. Такие наконечники имели две сильно выпаженные плоские симметричные режущие поверхности, плавно расширяющиеся в начале и медленно сужающиеся к кончику наподобие вытянутого равнобедренного треугольника или листика. Для усиления наконечника и придания ему большей прочности вдоль него к острию тянется дополнительное ребро жесткости.
Раны, наносимые копьем с треугольным наконечником, являются более широкими и вызывают обильное кровотечение. В то же время, наконечник обладает меньшей прочностью и не предназначен для пробивания доспехов. В целом, раны, наносимые треугольным .наконечником, являются более опасными. По мере перехода от бронзового оружия к металлическому, удельный вес копий с такими наконечниками увеличивается, т. к. более прочный железный наконечник компенсировал ослабление из-за расширения «листика».

3. Логическим продолжением идеи расширения лезвия наконечника явились наконечники ромбовидной формы. Такие наконечники широко использовались при охоте на диких животных, а также при борьбе пехотинцев с кавалеристами и всадников с пехотой. Для нанесения раны таким копьем требовалось значительное усиление, которое развивал всадник на полном скаку, либо пехотинец, уперевший один конец древка в землю, а острие направивший на коня налетающего кавалериста. Часто копья снабжались более толстым, чем обычно, древком, способным не обломиться под тяжестью налегающего тела.

    В противовес копью с расширенным ромбовидным лезвием наконечника и усиленным древком, рассчитанным на борьбу пехотинца со всадником, появляется также вариант копья с удлиненным лезвием наконечника, предтеча будущих секир.
    Кинжала образный прямой клинок был особенно удобен кавалеристам, наносившим глубокие проникающие раны и способным работать на дальней дистанции наподобие меча. Из оружия, используемого для прямолинейных колющих движений, копье постепенно трансформируется в многофункциональное гибкое приспособление для боя на дальней дистанции с использованием круговых, вращательных, спиральных , и других движений, блоков и финтов. Так как всадник был способен таким кинжальным наконечником «пропороть» противника насквозь, то, чтобы лезвие не вязло в теле, сразу за ним часто располагался ограничитель, отделявший лезвие от древка.

      Для придания большей прочности по центру лезвия проходило ребро жесткости, по направлению к которому лезвие постепенно утолщалось. Интересной разновидностью кинжала образного лезвия являлось кривое лезвие в форме сужающейся волны. Длина лезвия и его ширина менялись в широких пределах, наконечники с тремя, четырьмя и пятью полуволнами (считаются по количеству бугров с обеих сторон). Применение волнообразного лезвия имеет свои особенности. Прежде всего, кончик всегда направлен под некоторым углом к горизонтали, что позволяет ему под усилием огибать твердые поверхности соскальзывать с них. Например, кинжальное лезвие, попав в бляшку, пуговицу на одежде, не пойдет дальше. Волнообразное лезвие соскользнет с такого препятствия и пройдет мимо него, поразив противника рядом с пуговицей. Второй особенностью волнообразного наконечника является то, что из-за своей формы он прорезает рану значительно шире, чем толщина лезвия, как бы распиливая ее края, а проникает легче, т. к. при той же ширине раны его лезвие уже, чем у прямого кинжала образного наконечника. Этот эффект усиливается, если при ударе воин вращает древко, тогда копье входит в тело противника наподобие топора и при обратном выдергивании разрывает соседние ткани и внутренние органы.

     Попытки сочетать достоинства зазубренных или волнообразных краев с широким лезвием наконечника приводят к возникновению многочисленных вариантов копий, имеющих два, три и более утолщений на широких, «листообразных» наконечниках. Однако, в отличие от волнообразных клинковых наконечников( такие зазубренные наконечники труднее проникают вглубь тела противника, а проникнув внутрь, часто застревают там. Копья с такими наконечниками предпочитали использовать для метания, причем всадники часто привязывали к древку ремешок или веревку, позволявшую подтянуть копье назад в случае промаха и использовать копье вторично. Вообще же опытный воин метал копье очень точно, чему предшествовали многочасовые тренировки с мишенями, и дальность боя копья, брошенного рукой, составляла 30—40 метров. Многие народы использовали для метания копий специальные метательные дощечки, которые, как бы, удлиняли руку воина, и за счет получаемого дополнительного плеча значительно выигрывали в силе броска. С помощью метательной дощечки дальность боя повышалась до 70—80 метров, что однако, практически полностью потеряло свою актуальность после широкого и повсеместного распространения луков. Тренировкам копейщиков уделялось значительное время и внимание во всех странах мира, т. к. копье являлось основным оружием боя на средней дистанции. Всадники тренировались, нанося удары копьем на полном скаку по специальным мишеням, вначале неподвижным, но, по мере усложнения тренировки, перемещаемыми с переменной скоростью. На конец копья надевался кусок тряпки, окрашенной красителем, так что место попадания в мишень было сразу видно. Потом переходили к поединкам между двумя воинами с использованием копий с тупыми наконечниками, окрашенными краской. Искусство владения копьем достигало исключительных высот в закрытых монастырских школах древнего Китая. Для использования копья в бою монахи имели все предпосылки, так как традиционно монашеским оружием был идейно сходный с копьем посох. Монахи сумели абстрагировать главную суть копья — длинное древко как у посоха и острый конец, способный проткнуть противника. Они лишили копье бросавшейся в глаза ассиметрии, и возникло завершенное по своей сути оружие профессионала — копье с наконечниками по обоим сторонам древка.

     Существовали и другие варианты развития той же идеи — использовать второй конец древка не менее эффективно, чем конец с наконечниками. Копье «чиань» имело утолщенный второй конец, что позволяло использовать его в качестве дубинки, а кроме того, делало копье, в целом, более сбалансированным, утолщение на другом конце копья уравновешивало тяжелое и широкое лезвие наконечника, что было особенно важно для всадников. Они имели возможность помещать копье поперек седла и работать обоими его концами. Прежде чем перейти к дальнейшему развитию идеи копья — копьям с числом наконечников более одного на одной стороне (двузубцы и трезубцы), — остановимся еще на одной разновидности наконечника, широко распространенного в средневековой Европе и напоминающего нам, что все имеет своим корнем повседневную действительность. Речь идет о наконечнике в виде рога, естественная природная форма которого оказалась наиболее целесообразной в условиях рыцарских баталий, когда сшибались в смертельной схватке не люди, а закованные в броню башни. Здесь не могло быть и речи о каких-либо зубчиках или листиках, все другие качества оказались вытеснены требованиями прочности и надежности. Лишь простая коническая форма, сплошь и рядом применяемая природой, выжила в этих жестких условиях.

 

Вход

Реклама

Поиск







Copyright MyCorp © 2018 Сделать бесплатный сайт с uCoz